“Наивная формула победы”

По существу же обе статьи — открытое признание известного в России убеждения, что произвол по своему юридическому статусу выше закона, т.е. надзаконен. Любые указы и законы всегда пишутся по произволу законодателя, который в своем законотворчестве опирается (в основном безсознательно) на определенную мировоззренческую концепцию. Законодатели, юристы — часть общества и в нравственном отношении далеко не самая лучшая, поскольку их основная обязанность — юридически закреплять законом произвол власть придержащих. Объективная же, а не декларируемая управленческой «элитой» нравственность — достояние всего народа. Потому-то и нет ничего удивительного в том, что большинство издающихся сегодня указов и законов не работает, поскольку нравственный произвол, отражающий здравый смысл или логику социального поведения на определенном этапе исторического развития, закрепленный нормами юридического права, общество принимает, а безнравственный произвол, даже освященный законом, отвергает. Другими словами, здравый смысл — категория коллективного безсознательного, соответствующая определенной логике поведения общества в целом. В этом смысле здравый смысл объективен в силу объективности соотношения скоростей обновления информации на генетическом и внегенетическом уровне и меняется в соответствии с изменением этого соотношения.

Предыдущие материалы

Комментарий к документу “Основы Концепции Национальной Безопасности”

Комментируемый документ выражает очередную попытку российских политиков выйти из нынешнего кризиса на основе концептуально неопределенного управления, при котором государственная политика своими разными фрагментами проводится в соответствии со взаимно исключающими одна другие концепциями. В комментируемом документе это выражено во множестве ссылок на разработки различных аналитических групп, которые не могут прийти к единству взглядов по одним и тем же вопросам именно потому, что они выражают взаимно изключающие концепции управления или взаимно изключающие модификации одной и той же генеральной концепции.

Продолжить чтение

Ты не видишь в творении Милосердного никакой несоразмерности…

Запад — в отличие от России — цивилизация с очень большой внутренней психологической напряженностью. Если сдерживающие внешние ограничения (законности, традиций и т.п.) снимаются или утрачивают свою сдерживающую способность в эмоциональном накале, то вся благообразность с западного обывателя слетает в мгновение ока, а профессиональная вымуштрованная полиция бежит от буйного стада человекоподобных обывателей, за день до этого внешне выглядевших вполне по-людски.

И одна из проблем «западного образа жизни» — психологическая разрядка — снятие внутренних напряженностей; канализация буйства одних и ответных эмоций страха других в какой-нибудь специально отведенной для этого зоне материального мира (стадион, пещера ужасов «диснейленда» и т.п.) или в «виртуальной реальности» информационного мира технической системы типа «Интернет» в пределе мечтаний.

Внутренняя напряженность социальных систем стран Запада при всей их внешне видимой благообразности, находит свое выражение в тяге западного обывателя к достижениям психологической культуры Индии, Китая, Японии (обилие фильмов про всевозможные восточные единоборства, основанные на иной культуре организации психики), где внутренняя напряженность либо ниже, либо носит иной характер; а также в отношении обывателя к проблемам психиатрии и психологии.

Продолжить чтение

Экономические ли проблемы у капитализма в СССР?

Очевидно, что и западная экономическая наука проявила свою полную несостоятельность в ходе Российских реформ, создав угрозу самому Западу социально-экономическими проблемами в России.

Е.Т.Гайдару и команде организаторов реформ (если они, конечно, не предумышленно злодействовали) следовало не полагаться на авторитет «чикагского рабби» Фридмана, но подумать над словами нобелевского лауреата В.Леонтьева о возможностях экономической науки Запада в оказании консультативной помощи странам иной культурной традиции в налаживании их экономики: «Мы можем дать им много мудрых советов, но мало методов, которым легко научить и научиться. Однако, последнее и есть то, что им надо.«

Продолжить чтение

Каков смысл геополитики?

Если администратор второй половины прошлого века задал обществу вопрос: «Должен ли простой мужик понимать, что такое «политика»?», то по прошествии ста лет общество в праве поставить иной вопрос: А в праве ли политики не понимать, что такое — политика? И как быть с «геополитикой», если продолжить мысль М.Е.Салтыкова-Щедрина: Народы и политики не боятся «геополитики» потому, что не понимают её? Или в ней вообще понимать нечего: идет, бредет сама собой, как ступа с Бабою Ягой, но если кого переедет, тому не поздоровится?

То есть: С чем реально все люди сталкиваются в жизни: Политика это — нечто из рода стихийных бедствий,- наводнений, ураганов, землетрясений, — поучительный смысл воздействия которых на человечество мало кому понятен; либо же политика — заведомо отличается от стихийных бедствий, и потому её смысл должен быть понятен большинству людей заблаговременно — до того, как политика осуществится в качестве бедствия, похлеще стихийного?

Продолжить чтение

О существе деннонсации Государственной Думой РФ Беловежского соглашения?

Постановление о денонсации, как и само Беловежское соглашение, следует рассматривать, предварительно гласно определившись с концепцией. Борьба центров концептуальной власти за концентрацию управления в глобальной цивилизации — историческая данность прошлого; в ней выражается несовместимость нравственно обусловленных произволов множества простых людей и политиков, по вопросу о том, что есть нормальный человеческий образ жизни, а что есть преступление против него. Именно это определяет политику, и признание такого характера течения событий лежит в основе нашей точки зрения по вопросу о денонсации и, в частности, почему Президенты России и Белоруссии более правы, чем парламентское большинство и все остальные меньшинства в Государственной Думе РФ.

Продолжить чтение

Мусульманский облик троцкизма?

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что хотя в Коране многократно говорится о проклятии и запрете ростовщичества, а сеющие нечестие на земле ростовщики — вне охраны коранической заповедью «не убий», терроризм, приписываемый «исламскому фундаментализму», в течение всего ХХ века явно обходит стороной еврейские глобальные ростовщические кланы: среди них нет убитых и искалеченных, даже случайно. Это означает, что приписываемый «исламскому фундаментализму» терроризм является хорошо отлаженной канализацией для отвода гнева мусульманского населения планеты в русло, безопасное для еврейских и иных ростовщических кланов и их хозяев.

Продолжить чтение

О делах в Санкт-Петербургской епархии

Для творчества митрополита Иоанна было характерным отрицать молчаливо какие бы то ни было достижения во внутренней жизни страны в советский период истории и идеализировать прошлое до 1917 г., воздерживаясь от критики политики царизма в церковно-православный период истории страны. Многие считают, что все здоровые силы общества могли сплотиться в борьбе с очевидным злом современной неурядицы в государстве, попросту умалчивая или забыв о прежних разногласиях и идеологических спорах (по существу — спорах о смысле жизни человека и общества), как то делал митрополит Иоанн, пропагандируя якобы спасительные библейские учения в традиции русского православия.

Но второго ноября 1995 г. митрополит Иоанн скоропостижно и внезапно скончался на презентации отеля «Северная корона», проводимой банком «Санкт-Петербург». Многие до сих пор думают, что патриотическая общественность потеряла своего реального лидера. Однако дело сводится к тому, что реально патриотическая общественность утратила возможность тешить себя самообольщением, что митрополит Иоанн действительно был лидером.

Продолжить чтение

О книге Р.Эпперсона “Невидимая рука (Введение во взгляд на историю как на Заговор)”

Для автора неприемлемы в качестве исторической перспективы ни исторически реальный капитализм в его евро-американской модели, ни исторически реальное марксистское прошлое «Востока», известное мировой истории по опыту России и других стран «социалистического» концентрационного лагеря. В каждой из региональных цивилизаций есть свое видение региональной и глобальной истории, в том числе и критическое видение. И, будучи выражением критического переосмысления истории Западной региональной цивилизации, книга Р.Эпперсона обладает значимостью и для понимания существа многих российских бед современности, хотя и не дает рецепта решения общих для Америки и России проблем. Единый свободный мир возможен, таким образом, только на основе общей концепции устройства общественной жизни людей и решения существующих проблем. Такой концепции, как явствует из книги Р.Эпперсона, у Запада нет (иначе бы Эпперсону не пришлось бы писать эту книгу); но проблемы у Запада есть (иначе в условиях замалчивания книга не выдержала бы 13 изданий за 7 лет).

В этом концептуальном беcплодии — слабость книги, как, в прочем, и всей западной глобальной социологии. В частности Р.Эпперсон, находясь в её общем потоке, не вошел в рассмотрение предъистории библейской цивилизации и процесса её становления, вследствие чего причины проблем, о которых он пишет, остаются вне поля зрения автора, а читателю следует обратиться к другим источникам для разъяснения вопросов, порождаемых названной книгой.

Продолжить чтение