Она действительно мешает нам жить (о западной концепции “прав человека” в её исторической практике)

Дело в том, что на законодательство в целом (и конституцию, как его составную и главенствующую часть) возможны два воззрения, далеко не всегда бесконфликтно совместимых друг с другом как в психике отдельного человека (члена общества — объекта и субъекта права), так и в самом законодательстве и в практике его осуществления в жизни.

Первый — чисто профессиональный управленческий, административно-менеджерский, чиновничье-аппаратный в хорошем смысле этого слова: Законодательство — свод стандартных алгоритмов (процедур) управления, позволяющих без приложения творческих усилий (автоматически) быстро (а значит и своевременно) решать многие задачи государственного управления и бизнеса при повседневной деятельности (прежде всего вне чрезвычайных жизненных обстоятельств).

Второй — взгляд эгоиста-прагматика, по существу претендующего жить на всём готовом за счет окружающих: урвать сегодня, а завтра — хоть трава не расти: Законодательство — своего рода «карта линий фронтов» в войне всех против всех, которую ведут друг против друга в своих «житейских» интересах каждое из множества физических и юридических лиц, составляющих общество и его государственные и прочие институты.

Соответственно возможны и два взаимно исключающих один другой идеала «правового государства».

Продолжить чтение

Отповедь “Чёрной мессе”

Дело в том, что история — не принадлежит к числу так называемых «гуманитарных» наук, в которых возможно неограниченно долгое словоблудие о выдуманных абстракциях, не имеющих реальных связей с жизнью. История — наука точная, подобно математике. Но стандарт точности в исторической науке (и во всем прочем обществоведении) определяется не количеством знаков после запятой, а теми объективными категориями в жизни общества, с которыми соотносится описание конкретных общественных явлений. Любой общественный процесс в историческом прошлом и в текущем политическом настоящем может быть описан:

  • с точностью до безликой «толпы» и «личности» — вождя, гения, — великого и мудрого или низкого и подлого, в зависимости от того, с позиций какой конкретно концепции организации жизни людей в обществе смотреть;
  • с точностью до церковного ордена или политической партии;
  • с точностью до глобального заговора многих поколений римских пап, российских императоров, коммунизма, фашизма, анархизма, гомосексуализма и т.д., в зависимости от того, какой образ врага заказали историку хозяева концепции, осуществляемой в политике ;
  • с точностью до мондиализма и других разновидностей «жидомасонского» заговора, объемлющего все ранее упомянутые и не упомянутые глобальные «заговоры»;
  • с точностью до наследующего локальному жречеству древнего Египта современного нам космополитичного осатаневшего надъиудейского псевдожречества узурпаторов — знахарей ныне осуществляемой глобальной концепции управления, выраженной и зафиксированной письменно в Библии, преисполненной мерзостной отсебятины древних рабовладельцев;
  • с точностью до отношений нынешнего человечества с иными цивилизациями (в том числе и с предшествующими ему земными цивилизациями), иерархией сатаны и Царствием Всевышнего Господа Бога.

Продолжить чтение

Чернильный визитёр (рецензия на повесть “Инквизитор”)

Если же Библейскую социологию изложить вкратце, то общество, в котором осуществлены библейские идеалы, это наследственная расовая «элита» (с небольшим включением иноплеменных прозелитов, принявших иудаизм), чье доминирование в платежеспособности обеcпечивается ростовщичеством на мафиозно организованной основе и перераспределением среди единоверцев ростовщического дохода, и все остальные, вынужденные ишачить на иудейскую «элиту», поскольку утрачивают покупательную способность зарплаты и накоплений под воздействием организованного ростовщичества . Марксизм (включая и его троцкистскую версию, господствующую ныне в марксистских кругах) — та же самая библейская сатанинская концепция, но уже в формах атеистического мировоззрения.

Продолжить чтение

Властным гражданам России (информация к размышлению)

Если ГУЛАГ становится самоцелью — это плохо. Но если те, чье место в дурдоме или в ГУЛАГе, находятся у рычагов государственной власти — это еще хуже. И никаких политических заключенных и узников совести — преследуется только финансовый аферизм в особо крупных размерах и злоупотребление властью.

Продолжить чтение

Четыре ступени информационной безопасности

Как видно из сопоставления обеспокоенности политработников, их волнуют разные проблемы, поскольку они работают на разных уровнях иерархии в понимании информационной безопасности. Отечественного волнует утечка информации за рубеж, а зарубежного волнует распространение по сети Интернет нежелательной информации.

При этом анализ показывает, что можно воспитать в своем обществе культуру обращения с прикладной информацией, построить соответствующее законодательство и свести тем самым ущерб от утечки информации к минимуму, не нарушающему устойчивости процесса управления в своей системе.

От внедрения же информации защититься гораздо сложнее. Дело в том, что внедрение информации во многом аналогично первому совокуплению: после него возможно сделать аборт и выскоблить матку, девственную плеву возможно «заштопать», но «штопанных» сексуально наивных девственниц всё же не бывает… Так же обстоит дело и в проблематике информационной безопасности: единожды внедренная в общество информация не может быть из него вычищена, но может быть только многократно переосмыслена. При этом новое осмысление хорошо известных, или ставших доступными сведений, прежде таимых сведений, может сделать невозможным управление по ранее проводившейся в жизнь концепции.

Продолжить чтение

Наши дни: Православная иерархия и патриотизм в России

«Святая» инквизиция, иезуиты, православные никонианские гонения в течение более чем двух столетий на православных же старообрядцев, насильственное крещение инославных перед пугачевским бунтом и т.п. тирания отсебятины (во имя Христа?) — спокойно уживались с отсутствием упомянутых общепризнанных Церковью «догматов» в попытке навязать людям, пастве самодурственную отсебятину церковных и светских иерархов. Это делается столетиями вопреки общественным понятиям о справедливости и водительству Духом Святым.

А отсутствие исходных принципов общественной организации жизни людей и ведения ими народного хозяйства, т.е. в церковном лексиконе — «христианских догматов по общественным вопросам» — раcчищает место для беспрепятственного действия в обществе общебиблейских — ветхозаветно-талмудических догматов по тем же вопросам. И об этом свидетельствует вся история и современность.

Продолжить чтение

Одиннадцать условий барина Зюганова? — Хватит и одного…

Нынешнее законодательство России о финансовой и хозяйственной деятельности противоречит общефизическому закону, поэтому для простого народа в России наших дней возможно прочувствовать только собственное безправие и разгул свободы ростовщичества и финансового аферизма, принуждающих к криминальной деятельности молодежь, которой демократизаторы закрыли большинство путей жизненного развития.

После этого Зюганов изумляется, что молодежь не идет в КПРФ. Молодежь шла за большевиками потому, что большевики раскрыли перед рабочими и крестьянскими детьми империи пути жизненного развития, дали новое знание. Какие пути может открыть Зюганов и Ко, если они потворствуют тем силам, которые закрыли пути развития? Какие новые знания может дать КПРФ народу, при помощи которых люди могли бы разрешить накопившиеся в последние десятилетия проблемы внутриобщественных отношений и отношений общества с биосферой Земли, если на пленумах и съездах не обсуждаются вопросы теории, а идет только накачка эмоций и заклинания социальной стихии.

Продолжить чтение

Комментарии к статье Ю.Мухина “Гений организации масс”

Из теории управления известно, что употребление не методов и средств вообще, а употребление определенных методов и определенных средств приводит к определенным целям. Далеко не все методы универсальны по отношению к полному объективно открытому для их осуществления множеству целей. Некоторые методы позволяют достичь одних целей, но не позволяют достичь других, осуществление которых требует применения иных методов и средств. То есть существует познаваемая взаимная обусловленность статистики «цели — средства их достижения».
Соответственно этому, поставленный Ю.Мухиным вопрос: «А если бы его методы и приемы да в мирных целях?» — это уклонение по умолчанию от разсмотрения другого вопроса: «А применимы ли методы Гитлера и его приемы в мирных целях

Продолжить чтение